танцевальная деревня на ладоге
"ДОМИК, НОРКА"
В стене дома, на крыше которого сейчас живу, есть множество щелей между кирпичами. Иногда встречаю скорпиона, который бегает от кирпича к кирпичу и ищет, в какую дырочку бы спрятаться. Иногда появляются другие звуки, прихожу - а в этих дырочках засели маленькие летучие мышки. Иногда туда стремятся поместиться длинные сороконожки. И это мне напоминает одно наблюдение, с которым я хожу уже несколько лет.

Что у человека тоже есть такая движенческая тенденция - искать домики, норки. Место у большого камня, разлом, пещера. Что-то маленькое и тесное, куда можно залезть.

Несколько историй из этой серии.

... Скальный лабиринт в Бразилии, Игату. Большие причудливо расколотые куски скал, в пространстве между которыми легко заблудиться. Каждый раз, находясь в Игату, мы устраиваем день тишины, и идём туда - ходить, трогать, быть, смотреть, молчать, танцевать, сновидеть. Преимущественно в этот день люди расходятся по одному, и каждый это пространство по-своему обживает.

Я нахожу, что в одном месте кусок скалы немного отстаёт от земли, образуя низкую пещеру. Я вообще не люблю пещеры, не фанат диггерства и спелеологии. Но в этот момент чувствую абсолютно бессмысленный позыв залезть внутрь, которому не в силах сопротивляться. Ну хотя бы чуть-чуть, потому что лезть глубоко - страшно.

Захожу. Внутри не так уж и темно, как кажется снаружи, сверху острые края камня, внизу пыльно. Глаза постепенно привыкают и начинают различать детали. Двигаюсь вперёд.

Пространство сужается. Тянет идти глубже, спускаюсь на четвереньки. На каждом шагу кажется, что впереди - кромешная темнота, но, сделав этот шаг, кромешность отодвигается вперёд. Разумный страх говорит, что здесь могут жить пауки, змеи и вообще кто угодно, и лучше сюда не лезть. Но после каждого шага - страшно то, что впереди, и уже совсем не страшно то, что сзади.

Вот я уже ползу на животе. Куда, зачем? В конце концов, дохожу до места, где едва помещаюсь, и любое движение приводит к тому, что поверхности пещеры цепляют одежду и кожу. Здесь я останавливаюсь, укладываюсь и лежу. Дышу.

В этой тишине и темноте, кажется, не существует ничего, кроме дыхания и биения сердца. Мне очень уютно и я чувствую себя как дома. Почти засыпаю. ...

Подобные истории из серии "старина Фрейд многое бы здесь сказал" повторялись со мной и с моими друзьями не раз и не два. Когда вдруг становится очень надо залезть туда, где тесно, и может быть даже жутко, там успокоиться, и найти полное расслабление и тишину.
... Ейн Карем, окраина Иерусалима. В нескольких шагах по склону вверх от улицы - бетонная площадка и в ней люк. Открываем крышку, под ней - огромный колодец старой арабской кладки, кованая железная лестница вниз.

Нас трое, я и два друга, местный и русский, Ron Oren и Artem Ra.

Спускаемся по этой лестнице и попадаем в пещеру, по полу которой течёт вода. Вода приходит из одного закутка пещеры и уходит через узкое отверстие, почти трубу, которая дальше проходит под старой мечетью и заканчивается аккуратно оформленным "источником двух Марий".

Рон ведёт нас вглубь горы, там углубление, почти чаша с водой, очень холодной. Даже Тёма, который боится холодной воды, в итоге соблазняется и втискивается вместе с нами в этот закуток. Мы обнимаемся, сжимается втроём в один комочек и лежим в этой утробе, время перестаёт существовать. Холод воды, камня и человеческое тепло ощущаются одновременно, смешиваются с тишиной и больше не беспокоят.

А потом вылазим наружу, а там - жаркий день, город, люди. ...

Иногда таким "домиком" становится просто уютный камешек, широкая ветка дерева или маленькая выемка на краю обрыва, в которую тело как будто само встраивается, и ум переходит в режим "всё хорошо".
Всё так хорошо и спокойно, у меня столько доверия к пространству, что я могу заснуть. В крайнем случае, прийти в состояние остановки, перестать делать, думать, разворачивать внутренний диалог.

Иногда на Ладоге мы специально приглашаем людей запустить в себе этот процесс. Этому не надо никого учить. Сам факт того, что человеку напоминают, что есть такое позволение, и его не можно не стесняться, есть место и время ему полностью отдаться, меняет дело.

И тогда блуждающий ум, который ищет, чем бы таким заняться, оставаясь в рамках социальной приемлемости - разговором ли, едой, фотографированием, - находит себе занятие умиротворяющее, и меняет своё состояние на состояние присутствия "здесь и сейчас".

Нам также интересно танцевать из этого состояния. Из состояния "я уже здесь", "я уже пришёл и мне некуда больше бежать". Тогда я танцую или двигаюсь потому, что я хочу танцевать или двигаться, а не потому, что мне необходимо создать танец.

Это качество движения довольно легко различить глазом, потому что у смотрящего оно тоже возбуждает соответствующие переживания и состояния.

Авторы: Анастасия Саевич, Мария Грудская, Александра Безроднова, преподаватели контактной импровизации и соматических практик, организаторы ежегодных фестивалей Танцующая Деревня на Ладоге #ladogadance и Water and Land Contact Festival #ci-thai
Made on
Tilda